Новости
Главная / Статьи / Звезды / Интервью с Олегом Добрыниным

Интервью с Олегом Добрыниным

Не так давно группа «Амега», известная по хитам «Лететь» и «Беги», сменила свой музыкальный состав. Сейчас в группе поют Алексей Волков и радиоведущая Алиса Селезнева. Бессменным остался только креативный участник коллектива Олег Добрынин. Фронтмен «Амеги» Олег - личность весьма незаурядная. С одной стороны - тонкий интеллектуал, руководитель хора, почитатель музыки Стравинского. С другой - выпускник коммерческого телепроекта «Фабрика звезд». Мы решили встретиться лично с противоречивой «звездой» российского шоу-бизнеса, чтобы поговорить о творчестве.


- Почему вы назвали группу «Амега»?

 

- Ну, к последней букве греческого алфавита это не имеет никакого отношения. «Амега» - слово-вымысел. Мы же пишемся не через букву «о», а через «а». Назвать так коллектив было инициативой нашего продюсера Андрея Грозного. Думаю, это было грамотным решением. «Амега» - звучит довольно стильно. Как мне кажется, название нашей группы соответствует той музыке, которую мы исполняем.

 

- Насколько ты амбициозен? Готов ли ты сражаться за места в хит-парадах?

 

- Я довольно амбициозная личность. Чувствую себя лидером во многом. Я же лев по гороскопу. Мы, львы, такие. Просто иногда обстоятельства давят, приходится под них подстраиваться. В реальности не всегда можно занимать лидирующие позиции. А что касается хит-парадов... да, приятно, когда ты в «топе», но это далеко не самоцель. Для меня понятие лидерства - это моя сольная карьера. То, чем я с удовольствием занимаюсь. Не обязательно быть на первом месте, чтобы хорошо себя чувствовать. Хотя, безусловно, мне и моему коллективу приятно, когда люди голосуют за наши песни. Например, то, что композиция «Убегаю» стала хитом и крутилась по радио, нас очень порадовало. Просто помимо этого есть и другие вещи, которыми я могу гордиться. Например, то, что я не сдался и в пятнадцать лет поступил в Гнесинку. Сам тогда зарабатывал себе на подготовительные курсы. Теперь я по образованию руководитель хора. То, что я сумел выступить на первом канале со своей авторской песней в прайм-тайм. Вообще, мечты реализуются. Когда чего-то сильно хочешь, это, как правило, сбывается. И это здорово.

 

- Журналисты часто называют тебя фронтменом группы. Ты с этим званием согласишься?

 

- Ну, я, может, сам по жизни «фронтмен», но в группе мы все равноправные участники. Я, Максим Волков и Алиса Селезнева - каждый что-то из себя представляет, какую-то отдельную субстанцию. Я пишу песни и реализую какие-то творческие замыслы, Макс отлично поет, а Алиса у нас что-то вроде музы коллектива.


- Как ты охарактеризуешь в целом наш российский шоу-бизнес?

 

- Мне сложно охарактеризовать его. Наш шоу-бизнес - это жалкое подобие того, что происходит на Западе. Я понимаю, что уже все кому не лень хают отечественную поп-сцену, но слова из песни, как говорят, не выкинешь. Что есть то есть. Современная российская музыка - это во многом вторичный продукт. С Запада повеяло хип-хопом и rnb - у нас тут же появились коллективы - однодневки, косящие под это направление в музыке. Но бывают случаи и похуже. Это когда музыка превращается в «брутальный совок». Жалкое, конечно, зрелище. Без слез не взглянешь. И на этом, между прочим, зарабатываются хорошие деньги.

 

- Вот давай именно об этом поговорим. Тебе не кажется, что на российской поп-сцене существует монополия артистов, в которых вкладываются огромные суммы денег?

 

- Абсолютно согласен. Есть продюсеры и есть их подопечные. Продюсеры вкладывают в артистов большие финансы, их крутят по телевизору. Так эта «машина» и работает.

 

- А как ты относишься к конвейерному производству «звезд»? Я имею в виду музыкальный проект первого канала. Ты же сам в нем участвовал?

 

- Я шел туда не ради банальной раскрутки. Я же уже к тому времени был раскручен. Просто это была моя внутренняя политика - хотелось себя попробовать в чем-то новом. Мне надо было кардинально менять свою жизнь. Тогда ничего глобального в моей жизни не происходило. А когда ничего не происходит, я начинаю нервничать.



- Помнится, ты выступил на «Фабрике звезд» с песней, в которой ты обещал «послать продюсера на фиг». Эти слова адресовались Шульгину?

 

- Изначально в песне были слова «пошлю начальство на фиг». Это была композиция, рассказывающая о социуме. О тех законах, по которым мы сейчас живем. Я имею в виду то, что сейчас очень многие люди заперты в офисах, не могут заниматься творчеством, в них нет бунтарского духа или если он есть, то они это прячут где-то глубоко в себе. А это неправильно - сидеть от звонка до звонка в запертой клетке, как делают «белые воротнички», менеджеры среднего звена. Ну, и им подобные. Я писал именно об этом. Это не новая тема. До меня многие ее поднимали, но я все равно хотел высказать свое мнение. Так вот. А что касается Шульгина, то он сам пришел ко мне и сказал: «Олег, давай поменяем слова в твоей песне. Вместо «начальства» ты споешь во втором припеве «продюсера». Я сказал: «Отлично. Если не ты не обидишься». Шульгин, конечно, не обиделся. Это же была его идея. Мы хотели заинтриговать зрителя - и у нас получилось.

 

- Да, многие тогда подумали, что у тебя серьезный конфликт с Шульгиным!

 

- Нет, мы неплохо сработались. Но после того как я исполнил эту песню, меня «слили» с проекта.

 

- Думаешь, тебя исключили с проекта из-за этой песни?

 

- Да нет. Нет. Не думаю. Я же сам заявил о своей номинации. Так что...

 



- Что тебе дала «Фабрика звезд»? Ты как-то поднялся после нее в профессиональном плане?

 

- Скорее это был такой психологический тренинг. Я научился жить в замкнутом пространстве вместе с «детьми», которые были младше меня на 5-7 лет. Это был такой странный "experience" в моей жизни.

 

- Но «Фабрика звезд» - это прежде всего попса. А я слышала, что сам ты любитель андеграундной и классической музыки...

 

- Да. Я сам пишу немало песен, которые выбиваются из попсового формата. Я пытаюсь сгенерировать свой опыт в живой, концертной музыке. Но это требует немалых денег для раскрутки. Сейчас же все стоит денег. Но я все равно не сдаюсь. Мне кажется, в этом есть большой потенциал. Выступать живьем - это здорово. Сейчас это большая редкость. Просто, опять же повторюсь, нужны финансы. Без денег сталкиваешься с разного рода препятствиями. Но, думаю, что у меня все впереди. Я очень рад, что я участвую в проектах, связанных с классической музыкой. Я выступаю в ансамбле Покровского. Этому коллективу, если не ошибаюсь, уже больше двадцати пяти лет. Я попал туда еще до того, как оказался в шоу-бизнесе. Сейчас вот занят отдельным проектом, связанным с музыкой Стравинского.

 

- Какие произведения Стравинского ты любишь?

 

- Мне нравится «Свадебка», «The wedding». Я знаю много партий этого произведения. Оно, кстати, очень сложное. Я выступал с ним в разных странах, в Англии, например.

 


- И, наконец, наш специальный вопрос: ты следишь за техническими новинками?

 

- Как обыватель. В этом плане я не фанатичен. Совершенно не гоняюсь за модой. Например, iPod мне совершенно не нужен. Я постоянно в машине, так что музыку слушаю сидя за рулем. А ноутбук у меня старенький, надо покупать новую модель с большей операционной памятью. Разговариваю по телефону Sony 610i. Потому что он очень удобный. А вообще мне кажется, что развитие информационных технологий - это очень здорово. Без мобильника и Интернета жить было бы куда сложнее.

Автор: Аревик Чахоян
04 июля 2007
Lumalive:  LED-краски в движении

Lumalive: LED-краски в движении
Цифровое будущее холодильника

Цифровое будущее холодильника